Сучий плющ

11/5/2017
Я влюблен. Мне непривычно хорошо и почти спокойно. Я нежусь в грезах о ней. Она молода и хороша бесконечно. Трепет рук, трепет губ. Прощания у подъезда. Школярство и дурдом.
И ощущения полноты жизни, очерченное живо заголовками романов Яна Флеминга.
Пройдет еще несколько дней и меня можно будет застать за гигиенической чисткой нервных окончаний: я начну методично выдергивать из организма ниточки корневой системы этого мерзкого паразита который принято называть любовью почему-то, а не сучьим плющом , как следовало бы.
Почему я пускаю его внутрь каждый раз с фатальностью неофита, будто ожидая чего-то нового? Зачем даю этим тонким белесым отросткам тянуться к сердцу? Будто не знаю, с какой силой они начнут рвать его, окрепнув.
Оттого, что так делают все? Ведь даже Ровер, безразмерно циничный Ровер, раз в год ищет себе новую подругу. Конечно, лишь для удовлетворения физиологических потребностей. Зачем бы еще?
И так же как все, спустя какой-то срок рвут из груди набрякшие кровью корни, не в силах вывести до конца из организма эту предательскую заразу, которая остается жить до самой нашей смерти, перепутываясь обрывками, застряв в очерствевших расселинах, давая внезапно зеленый побег там, где и так уже сужен кровоток, разрывая нипель сосуда?
И почему боли не меньше от тех корней, что протянули свои нити к сердцу той, которой я не смог ответить взаимностью?

Оставить комментарий

Емейл не публикуется. Обязательные поля помечены символом *